Российские банки как нескрытая угроза


Стремительное ухудшение отношений с Россией уже давно стало причиной торговых конфликтов и ограничений в доступе украинских товаров на российский рынок. В Украине ширитсябойкот товаров из РФ, и дальнейшая эскалация конфликта в политическом поле неизбежно приведёт к усилению разрыва экономического. Но в случае принятия решения о началеоткрытой агрессии в отношении соседки, Россия имеет не только военные средства для давления. Одним из инструментов могут выступить российские банки, ещё два года назад владевшие примерно 15,5% активов украинской банковской системы и с того времени существенно нарастившие свой вес.

О готовности всячески кредитовать украинскую экономику такие структуры, как Сбербанк России заявляли не раз. К примеру, в 2012 г. после отказа Международного валютного фонда (МВФ) в предоставлении кредита для погашения Украиной дефицита бюджета председатель Сбербанка Герман Греф немедленно предложил необходимое финансирование в рамках открытой в 2010 г. программы stand-by, сообщают украинские СМИ.

Это только один из примеров. Двумя годами ранее украинское Министерство финансов заключило соглашение с «Внешторгбанком» о предоставлении кредита на сумму $2 млрд. под 6,7% годовых на полгода с возможной пролонгацией. В итоге пролонгация состоялась трижды и позволила удержать курс гривны в 2010-2011 гг.

Можно найти примеры посвежее. Так 31, декабря прошлого года НАЭК «Энергоатом» привлек у российского Банка ВТБ возобновляемую кредитную линию в $40 млн. сроком на год. Однако в целом за год атомная энергогенерирующая компания набрала кредитов в российских банках в общей сложности на $250 млн, причем, всего за полгода. Стоимость обслуживания кредитной линии составит $3,696 млн. С учётом того, что АЭС по-прежнему в основном зависят от российского ядерного топлива (за которое «Энергоатом» рассчитывается в валюте), долг является мощным аргументом в принуждении Украины к отказу от диверсификации поставок.

Взаимодействие российских банков с крупнейшими украинскими компаниями исторически находится на весьма высоком уровне. В ноябре президент России оценил объем задолженности украинских заёмщиков перед банками РФ в $28-30 млрд. Из этой цифры по итогам прошлого года около $12,3 млрд. — долги перед «дочками» этих банков в Украине. Примерно 12% всей кредитной задолженности украинских заемщиков внутри страны, если исходить из того, что «дочки» по своему статусу — украинские банки.

При этом в конце февраля нынешнего года «Проминвестбанк», ВТБ и «Сбербанк России», принадлежащие правительству РФ, прекратили кредитование в Украине. По мнению финансовых аналитиков, во время кризиса это только ухудшает ситуацию в экономике, поскольку отсутствуют свободные оборотные средства. Однако вопрос не в желании или нежелании давать кредиты — это может быть продиктовано простым расчетом выгоды для этого для банка. Вопрос в том, как они будут себя вести по отношению к должникам и финансовой системе Украины в критической ситуации.Попросту говоря, чью сторону примут.

«Учитывая, что на активы банков с российским капиталом приходится довольно крупная часть активов украинской банковской системы, искусственное и явное ограничение работы россиян в Украине, случись оно со стороны госструктур, может быть чревато проблемами», — говорит советника гендиректорарейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Алексей Капустинский.

Причем ситуация, которая в случае с «Энергоатомом» рассматривается как гипотетическая, уже является реальностью для «Запорожстали».8 июля Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил иски «Сбербанка России» о взыскании с украинского меткомбината и пяти аффилированных с ним ростовских предприятий долга в $86 млн. Финучреждение, с которым велись переговоры о решении проблемы во внесудебном порядке, подало больше 20 исков к ООО «Ростовская угольная компания» и несколько исков непосредственно к владеющей им «Запорожстали».

Общая сумма иска (3 млрд. рублей) сопоставимас размером финансирования строительства шахты «Быстрянская», под которое брался кредит. Ввиду отсутствия необходимости в дополнительном угле, комбинат отказался от этого проекта, однако соль в том, что кредит брался предыдущим собственником шахты. Украинские металлурги искали покупателя, заинтересованного в дальнейшем развитии данного актива, однако банк ждать не стал. И его настойчивость некоторым образом совпала с обострением боевых действий на Востоке Украины, ведущих к разрушению фактически конкурентной для России промышленности.

Подобная настойчивость, проявленная к другим должникам в Украине, может создать крупные проблемы в экономике. Если смотреть на ситуацию широко, то с учетом реализации Россией политики импортозамещения и прямой конкуренции, которую создает ее активам украинская металлургия, проблемы Украины выгодны российскому бизнесу.

Это касается не только производства металла. Тот же «Сбербанк России» ведет несколько крупных зарплатных проектов.Например, в марте 2013 г. свои зарплаты сюдаперевел «АрселорМиттал Кривой Рог», где трудится более 30 тыс. человек. Кстати, в свое время зарплаты Минобразования пытался перевести на обслуживание «Сбербанка России» министр Дмитрий Табачник.

«Сбербанк России» — лидер среди своих «земляков» по количеству хранимых депозитов украинцев, их сумма превышает 13 млрд. грн. Всего же в российских банках, по данным Института трансформации общества, лежит почти 42млрд. грн.украинских вкладчиков.И у некоторых из них есть опыт 1991 г., когда все вклады в Сбербанке СССР были одномоментно переведены в центральное отделение в Москве.

На волне неприязни к российским банкам, отток сбережений из них начался ещё осенью 2013 г. По данным Forbes, больше всего вкладов украинцы забрали из «Сбербанка России» – 2,7 млрд. грн. с января по май 2014 г. На 1,5 млрд.грн. просели вклады в ВТБ Банке. Однако с точки зрения национальной безопасности этот процесс должен быть осмыслен, а любую возможную угрозу финансового влияния как на вкладчиков, так и на предприятия необходимо проанализировать, и сделать соответствующие выводы.

Подготовил Лев ЛЯШЕНКО,

по материалам интернет-изданий

%d такие блоггеры, как: