Имбецил Путин: десять лет правления в России


Наблюдая за противостоянием ЕС и США со странами типа СНГ и РФ, я давно уже определился со своим мнением. Это противостояние двух цивилизационных систем. Россия ведет против Украины войну нового типа, которая является реализацией «плана Б» Владимира Путина.

В одной власть меняется регулярно и относительно безболезненно, а в другой властители отдавать власть никому не собираются. Эта последняя система, несомненно порочна, несет страдания миллионам людей и обречена на исчезновение. В этой деспотичной системе все: идеи, культура, идеология — посвящено лишь одному: оправдать и укрепить присутствие конкретного человека (или группы людей) на вершине власти. И почти всегда все там кончается большой кровью. Очередное подтверждение этому — происходящее в Украине. В схватке этих двух мировоззрений в отношении судьбы Украины я не склонен доверять России. Между этими двумя мировоззрениями идет холодная война, конец которой предрешен: падут режимы в России, Иране, Кубе, Северной Корее. Вопрос состоит лишь в том, сколько зла успеют принести авторитарные лидеры этих стран.

Владимир Путин — классический образец «мягкого» диктатора, не желающего уступить место другим, вся риторика которого сводится к манипулированию. Его аргументация при ближайшем рассмотрении на удивление легковесна, вся суть его власти заключена лишь в успехах тайной полиции. Путин в последние 10 лет ни разу не участвовал в публичных дебатах, и не случайно. Он бы мгновенно проиграл.

«Новый курс», якобы начатый Владимиром Путиным, борьба элит и потеря Кремлем контроля над ними — все это довольно сомнительные варианты трактовки заметных событий последнего времени. Власти — и в первую очередь Путин — убеждены, что все эти годы действовали правильно, элита сплочена и едина в желании и дальше управлять страной, используя ее ресурсы в качестве своих основных доходов, а попытки побороться за контроль над Путиным плохо кончатся для любого.

Такую точку зрения высказал в интервью URA.ru член президиума Российского совета по международным делам, лидер партии «Гражданская сила» Владислав Иноземцев. Портал представляет его как одного из самых цитируемых экономистов и геополитиков России.

Он считает, что кризиса такого масштаба, который выведет людей на улицы и в итоге опрокинет «антинародную власть», не будет, как и долго еще не появится объединенного движения оппозиции с серьезной программой. Так что Путину опасаться нечего, и «стратегия ничегонеделания», выбранная российской элитой, продолжится, заключает эксперт.

Внутрикремлевские данные о рейтинге Путина отчасти это подтверждают. Всего за неделю, благодаря громким антикоррупционным делам, затронувшим непопулярные ведомства и чиновников, популярность президента существенно выросла. Причем свежее исследование ВЦИОМ показало, что сама проблема коррупции снизила остроту в представлении россиян.

Профессор политологии Нью-Йоркского университета Брюс Буэно де Мескита, автор книги «Руководство для диктаторов», и вовсе утверждает, что у Владимира Путина есть реальные шансы удерживать власть еще 20 лет. Для этого лишь следует соблюдать пять нехитрых правил, сказал он журналу Esquire. В стране с «правильной» системой, где власть заинтересована в хорошем управлении, они бы не сработали. Но для авторитарных режимов, к которым эксперт относит и российский, эти правила всегда действенны.

Первое правило: меньшинство важнее большинства. Диктатор должен реально угождать только относительно небольшому числу людей, на которые опирается его власть. Основная масса населения хоть и называются избирателями, по-настоящему не решают, кто будет сидеть в Кремле. Для сравнения де Мескита приводит пример Северной Кореи, бывший лидер которой Ким Чен Ир допускал массовый голод в своей стране, но не допускал, чтобы голодала армия.

Тут нелишне напомнить и российские реалии: в бюджете заложено 20 триллионов рублей на оборону, тогда как здравоохранение оставили на оскудевающем пайке.

Американский политолог считает, что выстроенная Путиным система управления больше всего похожа на ту, что существует в Иране: в обеих странах очень сильно ограничен список людей, которые реально могут бороться за участие в политике, плюс и там, и там есть нефтяная игла.

Отсюда вытекает второе правило: сохранять контроль над ресурсами. Автор повторяет то, что твердят и российские независимые эксперты: Путину ничто не угрожает, пока он может полагаться на поток нефтяных денег, но если цены на нефть упадут (а это когда-нибудь произойдет, подчеркивает де Мескита), то его неспособность диверсифицировать источники дохода обернется против него.

Третье правило: обеспечивать лояльность силовиков, закрывая глаза на масштабную коррупцию в их рядах. Здесь намеки излишни — нынешний коррупционный скандал в Минобороны вполне дает представление о размахе воровства. К тому же такая схема еще и удобна для власти: не надо тратить много денег на содержание репрессивного аппарата, так как все необходимые им средства они сами могут собрать в виде взяток.

Четвертое правило: либерализовать систему, чтобы люди не бунтовали, но ровно настолько, чтобы не могли организоваться. В этом плане ошибку совершил ливийский диктатор Муаммар Каддафи, в итоге поплатившись за нее жизнью, считает американский политолог. Как ни странно это прозвучит, он был слишком либеральным и к тому же нарушил первое правило, обеспечив слишком многих своих граждан образованием.

Наконец, пятое правило: поддерживать образ внешнего врага. Воевать со всем миром — полезный инструмент для диктатора, таким образом можно объяснять проблемы внутри страны кознями из-за границы, объясняет Брюс Буэно де Мескита. По его мнению, Путин по своей сути оппортунист и хочет максимально расширить свое влияние в мире, подобно тому, как он это сделал в России. При этом агрессивная внешнеполитическая риторика для него — это побочная линия, а не основная.

Общий вывод, который делает эксперт: пока Путин остается здоров и хочет держаться за власть, он эту власть сохранит.

Интересно, если бы в России не было Путина, Западу пришлось бы его выдумать? С точки зрения западных государств у созданной российским президентом системы есть масса плюсов. И даже если действия Кремля встречаются со справедливым осуждением, не сам ли Запад опосредованным образом отчасти приложил руку к созданию нынешней ситуации?

Американский журнал «Foreign Policy» опубликовал аналитический материал, в котором прочит российскому президенту Владимиру Путину провал на востоке Украины и в целом в мировой политике, называя его очередной жертвой классической грубой исторической ошибки.

«От Наполеона до Буша есть хороший прецедент, почему это плохая идея для России — вторгнуться в Восточную Украину», — пишет журнал.

Автор статьи утверждает, что призрак вторжения России виден все больше на фоне разрастающегося хаоса и анархии в Восточной Украине. При этом, по его мнению, Путин глубоко просчитался.

«Это, как и аннексия Россией Крыма, — оказывается дорогостоящим. В одиночку Путин поставил экономику России в опасность; получил международное презрение, подозрительность и стыд; разбудил Европу от ее стратегической комы; возродил НАТО; увеличил иностранную конкуренцию для одного из немногих товаров, которые Россия может производить и продавать, — природный газ. Если Путин думал, захватив Крым, заставить остальную часть Восточной Европы почитать Москву, происходит нечто совершенно противоположное — антироссийские, проНАТОвские скачки настроения во всем регионе», — говорится в статье.

На этом фоне автор замечает, что есть все признаки того, что Путин «следует по стопам большинства позорных ошибок в истории, и черты принятия решений являются одновременно знакомыми и зловещими».

«Лидеры, которые делают большие стратегические ошибки, часто страдают от чрезмерной гордыни, — пишет издание. — Оба — Наполеон в 1812 году и Гитлер в 1941 году — получили ряд решающих боевых побед, которые дали им чувство непобедимости. Оба, конечно, вторглись в Россию и потеряли огромные армии. Высокомерие Путина не основывается на ряде военных побед, однако, он знает, как запугать соседей России. Он занял две провинции Грузии, устроил кибервойны против Эстонии, угрожал Польше ядерными ракетами, манипулировал зависимостью клиентов от российского газа, стремился спровоцировать волнения среди русских меньшинств в других странах. Он, кажется, думает, что захват Крыма является большим успехом… Такое необоснованное доверие оказывается классическим когнитивным недостатком…».

Еще одним доказательством ошибки высокомерной и, возможно, роковой политики Путина является оправдание методов получением прибыли в будущем. К примеру, тот же Адольф Гитлер «стремился получить огромное пространство на Востоке для жизни немцев, что привело к вторжению в Советский Союз». В результате такое ошибочное стремление «привело не только к поражению, но и в конечном итоге к гибели виновного».

«Неумелые лидеры также обычно недооценивают волю, способности и возможности своих противников, а также оперативные трудности их сил. Таким образом, они уверены, что успех придет быстро, — пишет журнал. — Список почти бесконечен: Наполеон недооценил российскую тактику в 1812 году… Германский генеральный штаб полностью недооценивал американскую волю и способность в 1917 году… Гитлер думал, что гнилое Советское государство рухнет, если он просто «ударит ногами в дверь». Китай вторгся во Вьетнам в 1979 году, ожидая быстрого успеха, игнорируя тот факт, что вьетнамцы пережили и победили Францию и Соединенные Штаты в предыдущие десятилетия… Соединенные Штаты в 2003 году просчитались с продолжительностью и стоимостью оккупации Ирака. Путин же способен к недооценке ответа Запада (или внутренних партизан) при вторжении в Украину».

«От Наполеона и вторжений Гитлера в Россию до советского вторжения в Афганистан, от нападения Китая на Вьетнам до приключения США в Ираке история дает урок — не только тактического или стратегического провала, но предвидения: чтобы продумать то, что может пойти не так», — отмечает «Foreign Policy».

Несмотря на то, что Украина может не дождаться военной помощи со стороны Запада, Путин может напороться, по мнению западных журналистов, на «нетрадиционную войну, напоминающую ту, при которой афганцы воевали против советских оккупантов». Кроме этого, вторжение в Украину будет стимулировать западные расходы на оборону, чему Россия с ее гораздо меньшей экономикой не сможет соответствовать.

Аннексировав Крым, Москва перевернула с ног на голову устоявшийся после окончания холодной войны порядок.Об этом пишет Der Spiegel.

«Впервые со времен Второй мировой одно государство силовым способом изменило границы другого. Это было немыслимо еще пару месяцев тому назад», — отмечает издание.

«Поэтому в некоторых отношениях нынешняя ситуация остается более взрывоопасной, чем во времена холодной войны, — говорится в статье. — Советский Союз, как известно, хотел экспортировать мировую революцию в другие страны, и Запад знал это, а теперь его правительствам и дипломатам остается только гадать, что именно затевает Кремль и с кем им приходится иметь дело».

Издание усматривает три сценария «восточно-украинского кризиса»: Путин может провести аннексию Донецка и прилегающих районов, отдать приказ на военное вторжение на юг и восток Украины или же продолжать накалять обстановку в Донецке ради ослабления Киева.

В пользу первого варианта говорит то, что пророссийские силы на востоке Украины захватили административные здания и провозгласили автономную республику. Аналогичным образом, напоминает издание, события развивались в Крыму. Тем не менее, различия между этими регионами бросаются в глаза. По словам эксперта Дмитрия Тренина из Московского центра Карнеги, население восточной Украины не столь однородно, как в Крыму. К тому же Донбасс, в отличие от Крыма, доставшегося Украине в 1954 году, не чувствует себя несправедливо отрезанным от России. Отлична и скорость, с которой развивались события на востоке Украины: в Крыму уже на следующий день после куда меньших демонстраций и захвата правительственных зданий силами самообороны российские морские пехотинцы, одетые в форму без каких-либо опознавательных знаков, уже контролировали аэропорты».

Вторым, наихудшим сценарием, полагает Der Spiegel, может стать раздел Украины после российского военного вторжения. «Путинские войска продвинутся до Днепра и, что вполне возможно, могут занять Киев. На юге российские танки могут дойти до Одессы и границ с Молдавией и Румынией (члена ЕС) ради создания коридора с Приднестровьем, являющимся российским протекторатом», — говорится в статье. Одновременно с этим Москва получит контроль над оставшимися у Украины черноморскими портами, а это, как пишет журналист Павел Шеремет, является «явной целью Путина».

«Ответ со стороны Запада будет зависеть от скорости российской военной операции. Если Россия проведет ее быстро, реакция Запада будет вялой и ограничится шумихой и новыми санкциями», — считает издание. Тем не менее, считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, Путин вряд ли пойдет на такой риск. Наиболее вероятным специалист считает третий сценарий: Россия будет продолжать подогревать конфликт в Донецке, не вмешиваясь в него. Таким образом Москва хочет добиться уступок от киевского правительства, а именно — федерализации Украины и отказа от ее вступления в НАТО, заключает издание.

Группировка российских войск на границе с Украиной нужна Путину для «Плана Б» — если Кремль не продавит идею федерализации до 25 мая.

«Президент России Владимир Путин сосредоточил десятки тысяч солдат вдоль восточной границы Украины как напоминание об обещании защитить этнических русских в соседней стране. Однако использование войск — это, вероятно, «План Б», полагает The Los Angeles Times.

Вместо того чтобы повторять крымский сценарий, Кремль хотел бы держать Украину слабой и разобщенной, навязав реформу госуправления, полагают эксперты. «Увеличение автономии регионов за счет центрального правительства вынудит украинские власти постоянно балансировать между соревнующимися взглядами на страну, чтобы удерживать ее вместе, и на деле даст Москве право вето благодаря ее влиянию среди этнических русских на востоке», — отмечает издание.

Однако аналитики отмечают, что Путин оставляет за собой свободу выбора на случай, если не сумеет продавить эту идею до намеченных на 25 мая президентских выборов. «Вот почему Путин держит войска на границе. Он хочет использовать угрозу военной силы, чтобы навязать решение, — утверждает замдиректора Института перспективных российских исследований им.Кеннана Уильям Померанц. — Однако создание и переписывание конституции — очень медленный процесс, и главный вопрос в том, может ли Путин сохранять давление и готов ли он ждать, или же почувствует, что вынужден действовать, пока обладает военным преимуществом. Решение будет принимать один человек».

Бывший экономический советник Путина Андрей Илларионов, ставший одним из самых непримиримых его критиков, полагает, что российский президент может приструнить Украину и без полномасштабного вторжения. Готовность Путина вести долгую игру базируется на циничном осознании того, что до смены руководства в Белом доме у него еще целых три года. «Цель Путина по-прежнему — восстановление контроля над Украиной, но, я подозреваю, теперь он думает, что может добиться этого, не вводя танки», — цитирует Илларионова The Daily Beast.

Несмотря на то, что Москва, по всей видимости, стремится помешать президентским выборам в Украине или вовсе не допустить их проведения, события последних дней на востоке страны похожи на второй этап постепенной аннексии Россией соседней страны, пишет The Financial Times.

Не доходя до аннексии восточной Украины, Москва по-прежнему намеревается ослабить контроль центрального правительства, навязав Киеву федерализацию и военный нейтралитет.

Ложь похоронила СССР, похоронит и Россию. Об этом на страницах сайта Крым.Реалии пишет Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия).

Не отрицаю, что испытываю злорадство, когда читаю очередную новость о том, что все обещания, которые раздавал крымчанам Аксенов и Путин оказались невыполнимыми – ни повышение пенсий и зарплат, ни заоблачных благ, ни всеобщего счастья. Мне жалко моих друзей в Крыму, но совсем не жалко ту часть населения, которую стали называть ехидным словом «крымнашевцы».

Нынешние «крымнашевцы» – близкие родственники советскому народу. И идеологически, и территориально, и лексически – они используют одни и те же слова, идеологические штампы, у них один и тот же враг, но у них та же судьба. «Крымнашевец» – близкий соратник многочисленных самопальных историков, пишущих труды вроде «Грузия – Горная Русия», «Иисус был русским» и прочей чуши, которая собралась в сознании советских людей за многие десятилетия.

И в СССР и в нынешней России пропаганда – официальное информационное оружие. Прочтите Доктрину информационной безопасности РФ и вы узнаете, что «свобода слова» – враг российской пропаганде, и с ней надо бороться, используя всю мощь и государственный бюджет. Помните, как назывался один из первых декретов Ленина? «Декрет о печати», согласно которому закрывались существовавшие газеты, «призывающие к неповиновению правительству», «сеющие смуту путём клеветнического извращения фактов», «призывающие к действиям преступного характера». Потом было еще два декрета – «О монополии на печатание объявлений» и «О революционном трибунале печати», Напоминает ситуацию в современной России? Но об этом позже.

Пересказывать историю советской цензуры и пропаганды мне не хватает и тридцати часов курса в университете, могу только коротко объяснить, что советская власть с первых лет создания была занята именно цензурой. Еще не было никаких предпосылок для развития экономики, промышленности и сельского хозяйства, большевики сразу же занялись мозгом населения – контролем за мыслями и словами. Цензура и пропаганда применялись в тандеме: цезура запрещала думать по-старому, пропаганда заставляла думать по-новому.

Советская цензура – это не только идеологический контроль газет, журналов и книг, это и перлюстрация писем, телеграмм, почтовых посылок, конроль за книжными магазинами и типографиями, за репертуаром театров и содержанием фильмов. Например, согласно докладной руководителя отдела политконтроля Этингофа, в течение одного лишь августа 1922 года работники политконтроля проверили 135 000 из 300 000 поступивших в РСФСР из-за границы почтовых отправлений и отцензурировали все 285 000 писем, отправленных из РСФСР за границу.

В 1922 году было создано Главное управление по делам литературы и издательств, больше известное под названием Главлит. Это было одно из самых главных государственных учреждений СССР. Вплоть до исчезновения СССР суровые дяди и тети контролировали все тексты – в газетах, журналах, книгах, радио и телепередачах, предварительно вычеркивая все, что противоречило официальной идеологии, и ставили фиолетовую печать – «Разрешено к печати». Кстати, одной из первых жертв советской цензуры стал Михаил Булгаков, чью повесть «Собачье сердце» запретили к печати в 1925 году.

Одновременно советская власть боролась с самым, как она читала, идеологическим противником – церковью, практически со всеми конфессиями, разрушая храмы, мечети, дацаны и синагоги, была проведена конфискация всего церковного имущества, особенно антикварных предметов и украшенных золотом и драгоценными камнями. Уничтожая церковь, большевики на ее основе создавали свою идеологию, во многом повторяя религиозные каноны: свои иконы – Ленин, Сталин и другие вожди, свой иконостас – члены политбюро, свои псалмы – «Интернационал» и советский гимн. Мавзолей, противоречащий канонам и христианства, и ислама, и иудаизма, был превращен в место массового посещения и поклонения трупу.

Когда мозги были зачищены, к своей деятельности приступила пропаганда. Вначале людям нужно было вбить в головы преимущество коммунизма, а потом уже рассказывать о его прелестях. Убеждать население бывшей Российской империи оказалось делом сложным – шла гражданская война, советская власть подавляла большое количество восстаний, проблем добавило раскулачивание и борьба с церковью. Репрессии ЧК и ОГПУ подавляли сопротивление населения, в ГУЛАГи отправляли миллионы людей. Людей приучали к мысли, что если сами не полюбят коммунизм, то это придется делать в лагерях.

Вы еще не забыли об «иконах»? Они были везде: Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, иностранные иконы Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Их изготавливали в огромном количестве – в картинах, памятниках из бронзы и бетона, на марках и открытках, плакатах и кино, театральных спектаклях и в литературе, и даже в метрополитене. Миллионы, десятки миллионов прищуренных глаз Ильича, а потом брови Брежнева должны были завораживать население. «Иконы» могли говорить, что им заблагорассудится – к концу 40-х годов население было полностью подчинено пропаганде. КГБ начал сажать за анекдоты, тщательно контролировать проникновение любой информации из-за границы, радиоэфир глушился.

Кремль сам себя погубил – контролируемым населением и бесконтрольным враньем. Над коммунистами стали смеяться и действовать. Вначале восемь человек опасливо вышли на Красную площадь, а потом все больше и больше стало появляться людей, которым надоела официальная ложь. Но и тогда, как и сейчас опасность кремлевской лжи больше понимают на Западе, в России, как и в Советском Союзе пропаганда смогла создать несколько поколений людей, отученных читать, думать и анализировать. Это – электорат Путина.

Советский Союз убила ложь. С плакатов население убеждали, что «СССР – оплот мира» и посылали войска по всему миру. По Центральному телевидению радостно сообщали о выполнении пятилетних планов, а полки в магазинах стремительно пустели. ЦК КПСС запретил алкоголь, а по московским ресторанам шлялась вечно пьяная дочь Генерального секретаря ЦК КПСС. В кинотеатрах показывали фильмы «Коммунист» и «Ленин в октябре», а коммунистическая номенклатура собиралась на закрытых просмотрах и наслаждалась творчеством Феллини. Люди стояли в очередях за вонючими сосисками, а служебные автомобили отъезжали от спецмагазинов с полными багажниками деликатесов. По телевидению неустанно продолжали говорить, что СССР вот-вот «догонит и перегонит Америку».

Ложь – цензура и пропаганда создали новый вид человека – Homo soveticus, который беспрекословно верит лжи, но он никогда не позволит себе усомниться в том, что его страна менее великая, чем была придумана в сборниках сказок под названием «История России». Примерно 15 лет, после распада СССР Homo soveticus жил в неприятной и неуютной для себя среде – его отпустили на волю. Хочешь – работай, не хочешь – воруй, хочешь – пойди в ЛДПР, не хочешь – стань демократом.

Расстроенный народ жаждал порядка, крепкой руки и мудреца за кремлевской стеной. Мудрец явился в образе Путина. Человека незамысловатого, небольшого роста, серой внешности и большим облаком тумана вокруг – разведчик в тылу врага, дзюдоист с черным поясом по дзюдо, нежный семьянин и ученик Собчака. Со временем стало понятно, что разведчиком он был не в тылу врага, а у друзей, черный пояс забыт, с женой разошелся, а упоминание юриста Собчака в качестве учителя приводит в недоумение.

Путин сразу начал со лжи. Начав вторую войну в Чечне, запретил туда ездить журналистам, потом начал отбирать популярные независимые СМИ, ввел новую государственную структуру – Департамент информационной безопасности, пропаганда понеслась с Интернета. Он начал строить новый Советский Союз, уже зная, что цензура должна быть первой, потом пропаганда.

Пропаганда не заставила себя ждать. С экранов телевизоров понеслось – «великая Россия», «встаем с колен», «возвращение русских земель», «защита русского языка», «ни пяди не отдадим». И опять – военные парады, танки, самолеты, ракеты. Одновременно восстановлен культ личности: Путин — в танке, Путин – в подводной лодке, Путин – на самолете, Путин – выручает стерхов, Путин – лечит тигрицу, Путин – целует мальчика в живот, монах целует Путину руку, народ в истерике.

Как и в Советском Союзе, российская пропаганда заменяет реальность. Автомобильная промышленность умерла, авиационная – тоже, ракеты «Булава» не взлетают, более 50 процентов продуктов питания – импортные, предметы бытовой техники – почти 100 процентов. Экономики нет, бюджет держится за счет продажи нефти и газа. Путин восстановил традиции советской интернациональной помощи, теперь – в Сирии. Война в Грузии подорвала имидж путинской России, но амбиции не остыли.

Путину удалось много – убедить население в том, что он «спаситель России», но советский чекист не учел одного обстоятельства – мир перестал быть закрытым, появился Интернет. Советский Союз был закрыт железным занавесом, внутри которого было раздолье для КГБ – можно было ловить, сажать, отправлять в лагеря. Подполковнику Путину очень неуютно в современных условиях, он так не привык. Не могу согласиться с утверждением, что российская пропаганда переплюнула советскую. Нет, она – уродливое повторение. Но результат будет таким же.

Недавно, атаман станицы «Кривическая» Георгий Павлов рассказал о реалиях и ближайшей перспективе россиян.

Он выступил на митинге 1 мая 2014 года в Пскове. Тезисы речи Георги Павлова сильно отличаются от официальной позиции Кремля по поводу будущего России.

«По поводу Крыма. Если, не дай бог, замутим мы с вами Псковскую республику или, например, Новгородскую — что власти скажут? Сепаратисты! К ногтю их! Пожизненное! Хотят разделить великую и неделимую Российскую Федерацию! Хотя мы потребуем просто республику в составе РФ — как Чечня или Ингушетия. Что же мы делаем? Мы поддерживаем Донбасс. Для нашей власти они — «борцы за свободу». Кем были бы мы? Негодяями, которые пытаются развалить Россию. Радуетесь по поводу Крыма? Я посмотрю, как вы приедете через пару лет туда и вам плюнут в лицо крымчане, которые увидят российские порядки», — заявил Георгий Павлов.

21 марта Владимир Путин подписал Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя» и Федеральный закон «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов»

Ранее, 16 марта, на полуострове прошел незаконный «референдум». По утверждению оккупационных властей, подавляющее большинство его участников проголосовало за объединение с Россией. Совет по правам человека при Путине заявил, что на самом деле аншлюс полуострова поддержали около 15 процентов его жителей.

Мир стоит перед трудным решением. Несомненно, каждый человек, размышляя о украинском конфликте, находятся в нравственных, моральных поисках. Тем более политики, от решения которых зависят жизни тысяч людей. Я не завидую Бараку Обаме, человеку, несомненно, мягкому и лишенному агрессивности, который был вынужден принять свое решение. Никто не знает, что будет, когда российские ракеты ударят по армейским объектам Украины. Я надеюсь, что путинская Россия не начнёт мировую войну. Напротив, что события в Украине послужат еще одной вехой на пути к обществу без диктаторов, которые любят свою власть больше всего на свете. Диктатуры, мягкие или жесткие — препятствия на пути развития человечества. Напоследок приведу слова Иисуса Христа, который осудил диктаторов всех мастей. Своим ученикам Иисус сказал так: «кто хочет быть первым, будь всем слугой». Иными словами, истинная природа власти и авторитета в глазах Всевышнего Бога — быть готовым скромно служить, а не убивать во имя удержания власти.

Обозревал и рассуждал Тимур ДУШКО

Реклама
%d такие блоггеры, как: