Письмо с Урала: Как я стал бЕндеровцем


Предисловие:
Вчера вечером, 31 марта, друг, с которым давным-давно, сначала в андроповские, потом в горбачевские времена, вместе училась на журфаке УрГУ, прислал фото, сделанные из окна своей екатеринбургской квартиры.

Назвал «Уральская весна». И пометил «грустной улыбкой» — ((.

Грустной не потому, что снег мел-мел и все замел, а потому что сегодня на портале, где публиковался, ему сказали «гуляй отсюда». Про антивоенный пикет в поддержку Украины, в котором участвовал 15 марта, ничего не сказали.

Письмо из Екатеринбурга «Как я стал бандеровцем»

«В моем свидетельстве о рождении указано: мать — русская, отец — украинец. Родился, вырос и живу на Урале, в семье всегда говорили только по-русски, украинского языка не знаю. Но когда в компании кто-нибудь отпускал реплики про «хохлов», приходилось спрашивать: «Так что ты имеешь против нас, украинцев?» И тема «хохлов» снималась с повестки дня.

15 марта у нас в Екатеринбурге состоялся пикет против войны с Украиной. Пришел и постоял с плакатом. Друг, увидев фото, сказал, что я ненавижу Россию, потому что у меня украинская фамилия, и ничего другого от меня он не ждал. Если я недоволен тем, что делает Путин, мне нужно убираться на Украину. Мой отец-западенец просрал свое бандеровское дело, а я пытаюсь за отца отомстить.

Да, друг был сильно пьян, но что у трезвого на уме, у пьяного — на языке. Действительно, почему русский человек может быть против войны с Украиной? Потому что он — не русский человек! И сразу полегчало…

Самое противное, что я стал оправдываться. Я стал рассказывать, что мой отец родился, вырос и всю жизнь прожил в России, что был он советским офицером, который к бандеровцам относился как к врагам, что служил он на Урале и в Коми АССР, а на Западной Украине, возможно, и не был ни разу. На Украине у меня, действительно, родня, но не на Западе, а в Черкассах… И отец-украинец ушел из семьи, когда я еще не начал говорить, так что в моем воспитании он не участвовал…

До чего стыдно! А если бы мои родственники жили в Черновцах? А если бы отец был украинским националистом? То есть я принял советские, нацистские правила игры — «яблоко от яблони» и т.д.

Я оправдывался, тем самым признавая, что иметь родственников на Западе Украины — криминально. Что с нами сделала война!

В марте у меня день рождения (уж повезло так повезло). Приехала по этому поводу в гости матушка. Связываемся по скайпу с питерскими родственниками. Тетушка возмущенно рассказывает о своем звонке сестре мужа в Черкассы: «Я спрашиваю, как у вас там, держитесь, бандеровцы не трогают? А Людка отвечает, что нет у них никаких бандеровцев, и вообще, зачем Россия лезет в наши дела, а Бандера, если хотите знать, Герой Украины. Представляете? Мы ей, конечно, больше не звоним».

Но и у нас в Черкассах есть родня. Звоним, и мама первым делом спрашивает своей племянницы, как им там под бандеровцами. Та рассказывает, что нет в Черкассах никаких бандеровцев, что все хорошо, главное, чтобы Путин уже успокоился и не лез на Украину.

И только тут, похоже, мама начинает сомневаться в том, что ей говорят по российскому ТВ (мне веры давно нет — я «голоса» с детства слушаю и, конечно, не знаю жизни). О том, что к моменту «референдума» Крым был оккупирован российскими войсками, она не знала и, похоже, мне так и не поверила, но спорить не стала — день рождения все-таки, зачем скандалить…

Я не знаю, чем это все кончится. Но день рождения в разгар маленькой победоносной войны — это, поверьте, тот еще праздник. Никому не пожелаю».

piket-v-podderzhku-ukraini-_23128_s2

Реклама
%d такие блоггеры, как: