СБУ выступила против МВД


milicia_poganaВо время майдана 2004 года жесткая позиция СБУ не позволила Кучме и Януковичу применить оружие против толпы. И сейчас именно СБУ выступило против требований Захарченко по силовому разгону Евромайдана.

Позиция небольшой группы уже в солидных летах СБУшников, занимающихся “защитой конституционного строя”, может казаться идеалистической, но преподносится как прагматичная: при силовом варианте вспыхнет восстание по всей Украине. Под эту позицию СБУшники подкладывают отчеты антитеррористического центра, которые ложатся на стол Януковичу.

Нынешняя позиция МВД сводится к искусственному сдерживанию сотрудников. По закону, милиционер имеет право применять оружие для охраны объектов без дополнительного приказа. Но оружие у милиционеров забрали. Осталось посмотреть, когда оппозиционеры догадаются напасть на райотделы милиции в сельской местности и Западной Украине, где сотню единиц боевого огнестрельного оружия и большие объемы боеприпасов охраняют человек десять, да и из них половину могли забрать в Киев.

Исповедь милиционера: Жестокость была уже давно

Во многих подразделениях совещание начинается с сумм, которые каждый должен сдать начальнику.

Многие говорят о русских инструкторах нашего «Беркута», российском снайпере. Как утверждает наш источник, ничего подобного нет. Откуда у милиционеров взялось сколько жестокости?, — спросите. Она не «взялась». Она была уже давно. «Беркут» делает все, как обычно: бьет, пытает и забирает деньги и собственность.

Это обычное дело для милиции, но на темных улицах, в подворотнях и райотделах. А сейчас их привычки под пристальным взглядом прессы и активистов. Отсюда и отстрел журналистов.

Публикуем исповедь подполковника милиции, который проработал в МВД 15 лет, не дослужил 2 года до пенсии и перешел в другую силовую структуру.
Жестокость

Жестокость «Беркута» — это проявление пренебрежения ко всем, кто не причастен к т.н. «элите». В головах у ребят «мусор» о «большом русском мире», о геройстве спецуры в Чечне, об угрозе от «бандеровцев» и тому подобном. Во время учений по основам права нет никаких намеков на законы морали. Они выполняют акты мести за себя, за свое ежедневное унижение от командиров, которое стало совершенно обыденным.

Их на службе унижают каждый день, время, минуту. Их лишили достоинства. Ведь достоинство — это внутреннее ощущение правильности своего добровольного выбора! Попробуйте вы (!) остаться человеком, когда в моде только деньги. По мнению начальников, если ты пришел в милицию не за деньгами, то ты не заслуживаешь человеческого отношения.

Деньги зарабатываются на исполнениях прямых приказов непосредственных руководителей (не могу их назвать командирами) — в основном, это услуги по охране автозаправок в ночное время, частных гостиниц, элитных борделей, частных лиц, которые не хотят заключать официальные договора с милицией об охране, сопровождение автомобилей, перевозящих «черный нал», и другие. Но это работа для тех, кто чего-то стоит — владеет оружием, адекватно применяет профессиональные умения и навыки.

При этом есть «бойцы», пришедшие в подразделения «Беркута» из патрульно-постовой службы. Как правило, их переводят за собой начальники и начальнички, направляемые «порулить». Они не отличаются наличием боевых навыков и умений. Но очень хорошо знают, как грабить граждан на улицах. Кого можно, а кого не стоит.

Загнивание

Спецподразделение «Беркут» в идеале — это высокосознательные граждане, работники милиции, которые должны обладать профессиональными знаниями и навыками, необходимыми для того, чтобы подставлять свои головы под чужие пули, камни, палки и т.д. вместо «клерков» (оперов, следователей и др.). И при этом желательно остаться живым.

Именно за это они имеют право на ношение иной формы служебного одежды, имеют иной режим несения службы, имеют иную оплату своего труда и привилегии, которые имеют целью компенсировать им и их семьям возможные последствия такой «работы с риском для жизни».

В начале 90-х годов прошлого столетия так и было. В указанное подразделение кадровики отбирали исключительно людей, которые отвечали критериям профессионального отношения к служебным обязанностям. Личный состав «не вылезал» из спортивных залов и классов специальной подготовки, полигонов и был круглосуточно готов к мгновенному выполнению поставленных задач.

Это, наверное, были «золотые времена», когда командиры и офицеры, прошедшие через «Афган», «горячие точки», имели невероятный багаж знаний и умений, вдохновенно любили свою работу и уважали личный состав. И не было для них большего горя, чем проблемы или гибель подчиненных. Это было время, когда простые украинские парни часто закрывали собой других граждан и служащих от пуль и ложились на гранаты. И это правда.

И в 2000-х, когда система тотальных товарно-денежных отношений поглотила МВД, она не могла не коснуться «которые Беркута». Появились командиры, в первый день своего назначения хозяйственно осматривали базу с мыслью «А что у вас тут можно украсть?»

Потом начались «наряды по охране общественного порядка», планы по «сдаче валютной выручки» и другие позорные явления. Ребята начали получать премии за каждую командировку. Так начала рождаться безнаказанность, результат которой сегодня видит весь мир.

В нынешние времена там, в милиции, просто нет служащих, чье сознание не изменила существующая система взаимоотношений и соответственно отношений ко всему окружающему.

Командиры заставляли всех своих бойцов участвовать в пытках. Это делается для того, чтобы повязать совершением преступления весь личный состав. И обеспечить полную покорность «рабов в погонах».

Система аморальности

Почему милиционеры не чувствуют к родному народу ничего, кроме презрения? Почему мы продолжаем сталкиваться с примерами невероятной жестокости, пренебрежения элементарными правами человека и гражданина, допускаемыми люди в погонах? Почему они делают это систематически, вызывающе и показательно и считают это совершенно адекватным? Я отвечу.

Система — это совокупность элементов, которые взаимодействуют по одному известному закону. Такое определение из школьного курса физики знает каждый. Но осознает это?

Каждый элемент системы действует по единому закону. То есть, каждый работник правоохранительной системы, находясь внутри нее, является заложником правил писаных и неписаных, описывающих все варианты взаимоотношений с коллегами, руководителями, подчиненными. Именно эти условия бытия внутри системы формируют сознание каждого отдельного служащего.

За последние 10 лет правоохранительная система Украины изменилась коренным образом. Маленькими шагами, незаметными событиями, перманентными «реформированиями», «улучшениями», бесконечными ротациями сформировалась определенная система взаимоотношений, направленная ​​на зарабатывание средств на то, чтобы выжить.

Милицейская экономика

Начиная с 2000-го года, ВСЕ продвижения по службе, поощрения, получение очередных званий и т.д. в системе МВД приобрели характер «финансовых вопросов». Как-то в 2009 году во время разговора с лейтенантом УБОП я услышал следующие слова «Я уже все подсчитал, через четыре года должен стать майором и занять должность начальника определенного отдела. Денег хватит. Знаю, кого надо потрясти. У меня на удивление „хлебный“ контингент».

Человек, получивший должность за деньги, намерен эти «инвестиции» вернуть. Как? А очень просто — обложить данью подчиненных! Все участники этих «экономических отношений» или к ним приспосабливаются, или вымирают.

Система, в которой командир и военачальник — образец поведения, работает в этом маленьком обществе в полном объеме. По писаным правилам, командир — это лицо, которое решает за тебя где, что и как ты делаешь! И при этом несет полную ответственность за твои действия. И, соответственно, так же полностью зависит от тебя. Это вариант высоких взаимных отношений, в основе которых лежит взаимное доверие и ответственность.

Но есть другая ситуация, когда начальники не зависят от своих отношений с коллективами, так как их назначение на более высокие должности происходит не благодаря работе всего коллектива, а исключительно из-за денег и блата.

Во многих подразделениях «по борьбе с экономическими преступлениями» утреннее совещание начинается с определения сумм, которые каждый к вечеру должен положить на стол начальнику! Рядовые милиционеры просто вынуждены добывать эти деньги. Морально-этическая сторона вопроса в этом контексте не обсуждается.

Другой наглядный пример. Весной 2013 года я стал свидетелем того, как в райуправлении в центре Киева один оперативный сотрудник должен был заплатить 200 долларов своему коллеге за справку служебного характера для уголовного дела. Мотивация милиционера, который за деньги помог коллеге, меня просто убила: «Мне начальник нарезал задачу — 200 баксов. Если я буду тебе помогать в служебном вопросе, я не смогу „выйти в поля“ и принести эти деньги».

Должен констатировать, что наша милиция превратилась в закрытое акционерное предприятие с соответствующими товарно-денежными отношениями. Соответственно, все участники этих отношений действуют по определенным правилам, которые изменяют их сознание, мировосприятие и формируют определенное отношение к окружающему миру.

Все действия милиционеров проходят под вопросом — где взять деньги? Люди засыпают и просыпаются с этим вопросом. Они находятся на работе часто с оружием в руках, и в мыслях у них лишь один вопрос — «ГДЕ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ?».

Там, где присутствуют такие «высокие» мысли и чувства, ничего не стоят слова «честь», «достоинство», «верность», слова присяги, любовь к Родине и др..

В таких условиях слова о необходимости соблюдения каких-то там законов, прав человека и т.д. просто раздражают, порождая ненависть ко всему, что тебя окружает. Поймите! Вся милиция сегодня — это тотальная бизнес структура! Только бизнес делается здесь каждым начальником по мере его умственных способностей и моральных принципов.

Кто-то занимается проституцией, кто-то ворует машины, кто-то — рэкетом. Есть случаи, когда участковые инспекторы приводят «домушников» за долю. У каждого свой ​​бизнес. Потому, что каждое утро тебе поставят план, и ты должен его выполнить. В случае невыполнения тебя ждут, в том числе, и уголовное преследование по «подставе». Знаю многих оперов, которых за невыполнение плана били сзади по голове и выбрасывали где-то в лесу.

Деньги превыше всего. Маленькими и большими потоками они идут от каждого милиционера к начальничкам, начальникам и в министерство. Это тотальная система скачивания бабла!

От редакции

Означает ли это описание положения вещей в милиции, что протестующие должны бросать в милиционеров «коктейль Молотова»? Однозначно нет! Люди, которые попали в МВД, стали заложниками системы. Но не все шли служить с преступными намерениями, большинством завладело зло постепенно, каждый раз заставляя идти на мало-мальский компромисс с совестью. Своей твердостью, ненасилием и готовностью страдать ради достижения цели протестующие могут дать шанс этим людям вырваться из оков зла. О юридической аминстии речь не идет: все, кто совершил преступление, должны быть наказаны. И один из элементов «новой страны», о которой так много говорили на Майдане — это отсутствие ненависти. В противном случае круг останется не разорванным, и начнется новый виток той же самой истории.

Реклама
%d такие блоггеры, как: