Врач «фронтового» медпункта: «О садистских повадках «героев» из «Беркута»»


Врач «фронтового» медпункта рассказал о самых типичных боевых ранах, бесконечном потоке больных и садистских повадках «героев» из «Беркута».

Работать в медпункте — занятие не для слабонервных: все время вносят и выносят людей с ранениями разной тяжести. Но у пашущих (по другому и не скажешь) здесь медиков — не только крепкие нервы, но и четкое ощущение того, что они делают очень нужное дело. С этим чувством и лечат больных.

Одна из работающих здесь специалистов — 55-летняя киевлянка Вера П. (фамилию на всякий случай не упоминаем) — энергичная, организованная женщина, о которых говорят: «На ней весь дом держится». Говорит четко, по делу, без лишних экивоков. В ее бешеный график между двумя перевязками и вклинился корреспондент…

— С работающими здесь коллегами успели познакомиться?
— (Смеется) Только где-то после десятого больного узнали, кого как зовут. До этого просто не было возможности поговорить.

— Ваши друзья-медики сюда приезжать не собираются?
— По-разному.

— Какова квалификация работающих здесь людей?
— Есть врачи и есть медсестры.

— А как насчет людей, не имеющих медицинского образования? На подхвате были люди?
— Да, мужчина и женщина, которые приносили то, что нам было нужно. Они ходят в аптеки, покупают медикаменты, материалы.

— Завтра сюда собираетесь приходить? У вас же есть основное место работы…
— Обязательно приду. А на работе у меня к этому нормально относятся.

«ЗДЕСЬ СТОИТ НЕ КАКОЕ-ТО ФУФЛО, А НАСТОЯЩИЕ МУЖИКИ»

— Для начала скажите: как вы сюда попали? Не по распределению же…
— Услышала жуткие новости о раненых…

— А сколько всего человек работает в медпункте? И сколько смен?
— Я даже не знаю, сколько здесь человек. Вот как пришла утром (разговор с Верой происходил 20 января около 17:00), так и на ногах. Смен здесь нет, кто пришел — тот и работает.

— Врачей хватает?
— Не очень, потому что один больной за другим. Поток колоссальный! Бывает так, что больные сидят в очереди.

— Есть ли какая-либо статистика по больным, которые здесь побывали?
— Никакой статистики нет. Да ее и невозможно вести: нет времени, людей…Перевязали — отпустили, перевязали — отпустили, перевязали — на госпитализацию.

— С какими наиболее типичными травмами приходится иметь дело?
— Пулевые ранения и разрыв гранаты.

— А какие органы тела поражают больше всего?
— Ребята говорят, что целят, в основном, в лицо. Лоб, глаза, нос, подбородок. У одного гранатой на ноге разорвало кожу, большой кусок мышц, вплоть до кости.

— Какое ранение поразило вас больше всего?
— Все подряд! Меня поражает то, что все это совершенно нормальные люди. Это никакие не радикалы, никакие не националисты, половина из них говорит на русском языке! Меня поразило, что эти люди — буквально отовсюду. И они действительно являются героями Украины! Не какое-то фуфло, а самые настоящие мужики! Ни одного экстремиста!

— Ну, а те, кто бросает в бойцов ВВ и внутренних войск камни и коктейль Молотова?
— Я не знаю, кто там бросает. Я же не там стою, а здесь принимаю больных. Вот я про них вам и рассказываю.

— Я сейчас задам вопрос с позиции людей, поддерживающих «Беркут». Скажите, люди, которые сюда приходят (или которых приносят другие) — с кровожадным лицами? Находится ли кто-нибудь из них в состоянии аффекта, в какой мере они контролируют свои действия?
— Да нормальные, адекватные люди! Вот из последних: один — какой-то дедушка с ул.Пушкинской, второй — инженер с Виноградаря, третий вчера из Дрогобыча приехал.

— По вашим наблюдениям, пациенты, которых доводится врачевать, это, в основном, киевляне?
— Приблизительно половина киевлян, и другая половина — приезжие.

МУЖ СКАЗАЛ ТОЛЬКО: «НЕ ПОДСТАВЛЯЙ ГОЛОВУ!»

— Со скольких вы уже здесь работаете?
— С 8 утра.

— И когда собираетесь меняться?
— (Слегка растерянно) Когда? Не знаю даже…(думает)…нет, не знаю когда.

— Что сказали о вашем походе на баррикады дети, муж?
— Внуки. Они не знают, муж знает. Сказал мне только: «Осторожно, не подставляй голову!». Я говорю: «Так если я не подставлю, кто-то другой подставит» (смеется)».

«ПАЦИЕНТЫ ОДИН ЗА ДРУГИМ, В ТУАЛЕТ НЕ УСПЕВАЕМ СХОДИТЬ»

— Ночью вы здесь еще не работали, но, может, коллеги вам говорили: специфика ночных ранений чем-то отличается от дневных?
— Я думаю, ничем. Такие же глубокие раны, столько же много зашиваем. Один за другим, один за другим, честно говоря, в туалет не успеваем сходить!

— А если бы к вам пришли и сказали: «Пойдемте на ту сторону, надо «Беркуту» помочь, там тоже много травм» — пошли бы?
— Ну, я же медик. Левый, правый, худой, толстый — все люди. Правда, те, кто вон там стоят (указывает в сторону расположения «правительственных сил») — это пешки, пушечное мясо.

— А что люди, которых вы лечите, говорят о бойцах «Беркута» и ВВ?
— Вы знаете, чаще всего упоминается слово «фашисты». Говорят: «Это фашисты, они специально целятся в голову.

— Я снова выскажусь «с того боку»: но ведь эти люди сами швыряют в «фашистов» коктейль Молотова, забрасывают камнями. Так вправе ли они называть своих врагов «фашистами»?
— Понимаете, те, кто поступал сюда, — это, видимо, были не те, кто бросал. Скажем, последние четверо моих пациентов — пожилые люди, каждому за 50. Очень интеллигентные. Говорят, пришли сюда, потому что не в силах происходящее терпеть!

Евгений Кузьменко

Реклама
%d такие блоггеры, как: